Воскресенье, 18.04.2021, 01:40
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Вход на сайт
Календарь
«  Январь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

09:46
79 лет Евпаторийскому Десанту

 

 

 

5 января в Евпатории состоялось мероприятие повящённое 79 годовщине памяти Евпаторийского Десанта. 

 

Почтить память погибших и отдать дань уважения их ратному подвигу пришли представители руководства города, депутаты, ветераны войны и труда, воины-интернационалисты, военнослужащие 68-го ОМИП, представители общественности.                  

По приглашению администрации г. Евпатория военно- патриотический клуб «Патриот», работающий под патронатом Всероссийской общественной организации морских пехотинцев "Тайфун", руководитель, член ВООМП "Тайфун", Дмитрий Пикинер, юнармейцы ВПК "Кордон Тарханкут", руководитель Герой России Владимир Недобежкин, член ВООМП "Тайфун" и ВПК "Патриоты России" из Черноморского, руководитель майор морской пехоты в отставке Николай Левков, ВПК "Евпаторийский десант" руководитель Владимир Мельников, приняли участие в дне памяти.

 


Около памятника морякам-десантникам состоится митинг, посвященный 79-й годовщине со дня высадки евпаторийского морского десанта. Благодаря подвигу евпаторийского десанта часть сил противника была выведена из Севастополя, а советские войска закрепились на Керченском полуострове.

 

Участники мероприятия почтили память всех погибших минутой молчания и возложили цветы к мемориалу десантникам. ВПК "Патриот" выставил почётный караул

 

Продолжене мероприятия на бывшем танковом рву месте массового расстрела Евпаторийцев и участников десанта

 

 

После мероприятий у памятников по приглашению руководителя Евпаторийского отделения «Союза Десантников Крыма» Василия Александровича ПЕТУХОВА Евпаторийский клуб «Патриот» и ВПК "Патриоты России" из Черноморского посетили братскую могилу бойцов защитников Евпатории.

 

История подвига Увпаторийского Десанта

 

три дня десант держал Евпаторию. Их было 740. Осталось - 40

5 января 1942 года началась Евпаторийская десантная операция. Призванная усилить эффект достаточно успешной на начальном этапе Керченской-Феодосийской операции, она стала одним из наиболее героических и трагичных событий Великой Отечественной в Крыму: после первого успеха не получивший подкрепление десант был полностью уничтожен врагом.

В рождественские дни 1942 года в историю Великой Отечественной была вписана ещё одна страница, страшная и героическая. Наш десант был уничтожен немцами и румынами. Но это было одним из тех поражений, которыми солдаты, до конца исполнившие свой долг, могут по праву гордиться. И это был тот успех, который не приносит военной славы победителям.

В начале декабря 1941 года был высажен короткий десант в Евпаторию. Ночью к берегу проскочили два катера-охотника. Моряки захватили документы из полицейского и жандармского управлений, освободили из плена более ста человек. Скрылись под утро, прихватив с собой двенадцать "языков". Еще сожгли Пассажирскую пристань - кто мог подумать, что через месяц она будет так нужна.

Спустя месяц в Евпаторию двинулся новый десант - 740 человек. Основной ударной силой десанта был отдельный батальон морской пехоты. Командиром его был назначен капитан-лейтенант Бузинов Константин Георгивич, комиссаром - батальонный комиссар Палей Моисей Григорьевич. В составе батальона, пополненного перед высадкой десанта за счет морских пехотинцев Азово-Черноморской флотилии и Туапсинской военно-морской базы, было 533 человека. Батальон был значительно усилен дополнительными подразделениями, в составе которых были: 60 разведчиков штаба флота под командованием капитана Топчиева., отряд особого назначения НКВД, взвод саперов Отдельной Приморской армии и др. Всего в составе усиленного батальона было 740 человек, представителей 17 национальностей.

Планировалось, что десантники захватят город и продержатся несколько часов до подхода главных сил, поэтому вместе с ними высаживалось и городское начальство: председатель горисполкома Я.Цыпкин, начальник горотдела НКВД С. Иванов, начмил П.Березкин. Командовал высадкой уроженец Евпатории, капитан второго ранга Н.В.Буслаев.

Высадка планировалась в ночь на 3 января 1942 года. Но помешал шторм. Море подарило им два дня жизни. В ночь на 5 января тральщик "Взрыватель", семь катеров-охотников и морской буксир "СП-14" вышли из осажденного Севастополя. Только в море десантникам сказали, куда идут и с какой целью.

Было около трех ночи. Аукнулась сожженная недавно самими моряками центральная Пассажирская пристань. Моряки высаживались в ледяную воду. Во время высадки было убито и ранено больше полусотни человек - первые потери. По десантникам, прежде всего по «Взрывателю», был сразу открыт артиллерийский и миномётный огонь. Кавторанг Буслаев погиб на мостике «Взрывателя» практически сразу, погибли и около полусотни десантников. Командование принял полковой комиссар А.С.Бойко.

Высадка на пристани проходила под сильным артиллерийским огнем. Берег был освещен прожекторами, на территории самого морского вокзала за стенами склада размещалась минометная батарея. Гитлеровцы открыли по кораблям прицельный артиллерийский и минометный огонь, с крыш гостиниц "Крым" и "Бо-Риваж" застрочили крупнокалиберные пулеметы. Именно здесь, на Пассажирской пристани высадка десанта проходила в условиях наиболее ожесточенного сопротивления фашистов и усиленного огня пулеметов и минометов. Часть настила пристани была взорвана, что в значительной степени мешало высадке бойцов, выгрузке боеприпасов и боевой техники. Чтобы ускорить бросок на берег, батальонный комиссар М.Г.Палей собрал группу бойцов, в т.ч. взвод разведки. Моряки во главе с комиссаром бросились в воду, достигли берега и, разобрав киоск на берегу, соорудили временный настил. Десантники, стоя в ледяной воде, подпирали настил собственными плечами, и по их плечам шли на берег танкетки и противотанковые пушки.

Осуществив высадку и забрав первых раненых, корабли ушли в Севастополь. На евпаторийском рейде остались тральщик "Взрыватель" и морской охотник "081". Корабли продолжали маневрировать в бухте до вечера, поддерживая огнем атакующих и отбиваясь от атак вражеских самолетов. Особенно тяжело пришлось тральщику, на котором немцы сосредоточили внимание как на самом большом корабле.

Однако в целом сперва всё шло по плану. Взвод Г.Пронина уничтожил немецкий патруль и направился к комендатуре. Рота лейтенанта Шустова прошла вглубь старого города и освободила из лагеря в районе мясокомбината около 300 военнопленных. Оперативно-чекистская группа Литовчука приступила к захвату местного гестапо. И, хотя гестапо взять не удалось, в целом к 10:00 старый город был практически освобождён. Штаб десанта расположился во взятой с боем гостинице «Крым».

Однако главные силы так и не пришли. Не удалась и попытка доставить десантникам хотя бы боеприпасы. Попытка поддержать десант высадкой в ночь с 5 на 6 января батальона морской пехоты под командованием майора Н.Н.Тарана с эсминца «Смышленый», тральщика «Якорь» и 4 катеров «МО-4» из-за сильного шторма не увенчалась успехом. Повторная попытка высадить тот же десант в ночь с 6 на 7 января на лидере «Ташкент», тральщике «Якорь» и двух катерах «МО-4» под руководством командира высадки В.Н.Ерошенко не удалась по той же причине.

Зато собрались с силами немцы. К 14:00 две эскадрильи бомбардировщиков с аэродрома Саки заработали по причалами, отрезая моряков от берега. В город вошли первоначально следовавший в Феодосию 105-й пехотный полк 72-й дивизии, разведывательный батальон 22-й дивизии, 70-й сапёрный батальоны, ряд вспомогательных частей, и даже одна из рот диверсионного полка «Бранденбург-800». В Евпатории, кстати, «бранденбуржцы» действовали в составе смешанного батальона вместе с солдатами сформированного в Вене отряда спецназначения «Tamara-II», в который входило 130 добровольцев-грузин, завербованных Абвером из числа эмигрантов, и 30 немецких инструкторов из «Бранденбурга». Немцы согнали к орудиям разбежавшихся было румынских артиллеристов и, накопив примерно пятикратное превосходство в силах, начали энергично уничтожать десант.

Сутки в городе не прекращалась стрельба. Вечером 6 января в гостинице "Крым" собралось около 120 бойцов и командиров во главе с политруком М.Г. Палеем и капитан-лейтенантом К.Г.Бузиновым. Было решено вырваться из окружения и пробиваться к Севастополю, либо в лес к партизанам. Покинув здание, десантники устремились вглубь города. Отчаянным броском преодолели они улицу Красноармейскую. Здесь пал смертью храбрых комиссар М.Г.Палей, бросившись с гранатой на вражеский пулемет.

На углу улиц Больничной и Интернациональной огнем крупнокалиберных пулеметов дальнейший путь десантникам преградила вражеская танкетка. Подняться в атаку для оставшихся в живых 60 человек (из 120, что пошли на прорыв) было равносильно смерти. Шестеро добровольцев уничтожили танкетку гранатами, но при этом погибли сами. Среди них - начальник Евпаторийского горотдела милиции Петр Васильевич Березкин и майор милиции из Симферополя Леонид Маркович Полонский. Группа рванулась вперед. Из ее состава только четверым во главе с капитан-лейтенантом Иваном Федоровичем Литовчуком удалось достичь Севастополя. Они прошли по тылам врага путь длиной в 300 км. Перешли линию фронта и принесли в Севастополь весть о разгроме десанта.

К вечеру на поддерживавшем по мере сил десантников «Взрывателе», куда поначалу доставляли раненых, закончились 100-мм боеприпасы, сорокапятка была взрывом сброшена за борт, выведена из строя 20-мм автоматическая пушка. Из-за разбитой рации приказа на отход с ранеными капитан В.Г.Трясцын получить не мог, а отходить без приказа не стал. Рулевое управление было разбито, и корабль управлялся только машинами. К 21:00 в штормовых условиях полумёртвый корабль был выброшен на прибрежную мель примерно в пяти километрах от Евпатории. Моряки уничтожили судовую документацию и ещё около часа вели бой с немцами, используя стрелковое оружие и чудом уцелевший ДШК. Немцы вывели на прямую наводку две артбатареи и начали расстреливать корабль из восьми стволов в упор. Капитан и боцман Этингоф взорвались, большая часть раненых и экипажа погибли, 19 раненых моряков машинной команды были захвачены в плен.

Капитан-лейтенант Трясцын приказал взорвать тральщик, но погибнуть всем вместе не удалось: не оказалось боеприпасов. Трясцын был тяжело ранен в ноги. Он вызвал боцмана, одессита Льва Этингофа, приказал принести ему противотанковую гранату. Этингоф принес и встал рядом с командиром. Трясцын бросил гранату к ногам, от обоих ничего не осталось. В кубрике застрелился радист. Фельдшер схватил пистолет и бросился на берег, на немцев.

Видя, что жизнь на корабле замерла, фашисты решили, что все погибли. Им удалось даже взобраться на тральщик, но моряки (их оставались единицы) в рукопашной перебили врагов. И тогда танки стали в упор добивать корабль. Когда трюмы были полны крови, когда кончились все патроны, пятеро последних моряков экипажа кинулись в море. Из экипажа «Взрывателя» спасся матрос Иван Клименко: известный до войны пловец-марафонец бросился в спасательном жилете в воду и поплыл к Севастополю. На траверзе Николаевки, то есть примерно на полпути, терявшего сознание моряка, проплывшего около 17 миль в ледяной воде, подобрал наш патрульный катер.

К 5:00 6 января у гостиницы «Крым» оставалось не более 130 десантников. Эффективно сопротивляться возможности больше не было. Было принято решение разделиться на группы и пробиваться через город в степь.

Гостиницу немцы взорвали, подвалы выжгли огнемётами, из руин вытащили 17 живых десантников, которых, как было объявлено местным жителям, собирались сразу расстрелять. В этот момент над городом появился советский самолёт-разведчик. Десантник А.Корниенко воспользовался поднявшейся паникой и запрыгнул в крытый кузов ближайшего грузовика. На нём он доехал до Симферополя, а уже оттуда вышел в Керчь.

В больнице были расстреляны около двадцати раненых моряков и помогавшие им врачи и санитары. По показаниям свидетелей, все моряки приняли пули в лицо и грудь.

Отряд из 60 десантников сутки скрывался на Русской улице в доме Прасковьи Перекрестенко и Марии Глушко. В ночь на 8 января они разбились на группы и ушли. До Севастополя дошла только одна пятёрка из спецотряда особого отдела во главе с капитан-лейтенантом И.Ф.Литовчуком.

За помощь десантникам, участие в боевых действиях и укрывательство сразу было расстреляно не менее 1375 жителей Евпатории. Особенную доблесть в расстрелах проявили готовящиеся десталинизировать Грузию «тамаровцы».

Чтобы выяснить судьбу десанта, радиосвязь с которым прервалась с 11:00 5 января, командование выслало из Севастополя разведгруппу в составе 12 человек на подводной лодке М-33. Группа высаживалась на надувных лодках в районе маяка. Одну лодку с тремя разведчиками унесло в открытое море, девять человек под командой комиссара Латышева (того самого, участвовавшего в лихой высадке месяц назад) к 2:00 8 января добрались до берега. Они радировали о гибели десанта и получили задание: в течение не более шести дней вести разведку береговой линии обороны немцев в заданном районе. Ежедневно передавая разведданные, группа дошла до Ак-Мечети (Черноморского). Но комиссар Латышев ненадолго пережил своего друга, капитана Топчиева. Группа должна была выйти на берег для посадки в высланный за ней катер 14 января, однако при переходе дороги между сёлами Молочное и Абрикосовка была обнаружена немецкой автоколонной. В 12:15 минут радист Потапенко передал: «Мы окружены фаши­стами. Ведём бой, но кончаются боеприпасы и выйти из окружения нет никакой возмож­ности». Разведчики продержались три с половиной часа. В 15:48 в Севастополе приняли последнюю радиограмму: «Подрываюсь на собственной гранате. Прощайте, товарищи».

Но это ещё не конец истории Евпаторийского десанта.

В Евпатории остался батальонный комиссар Александр Иванович Галушкин. В прошлом сотрудник госбезопасности, он по плану должен был возглавить партийную власть в городе. Его, раненого, поначалу укрыл местный алкоголик, возчик электростанции Иван Кондратьевич Гнеденко, которого кроме как Ваньку-Рыжего никто не знал и не звал. В дальнейшем Гнеденко помог Галушкину перебраться в дом семьи Гализдра. Работавший на немцев хозяин Прокофий Гализдра был переведён в Севастополь, в доме оставались его тёща – Матрена Васильевна Миненко, жена Мария Ивановна и дети: 16-летний Анатолий и Антонина 22 лет с сыном Георгием, которому не было и двух.

При помощи Гнеденко Галушкин подобрал надёжных людей и повёл разведывательную и контрразведывательную работу. Но 7 мая немцы вычислили его местонахождение. Дом Гализдра был окружён. Галушкин отстреливался из ямы во дворе дома до последнего патрона, которым и застрелился (и стал последним павшим в Евпатории участником десанта). Допытываясь, с кем же именно они воевали, немцы пытали всех членов семьи Гализдра. Толе забивали гвозди в голову; Георгия били ногами на глазах матери и бабки. Мария сошла с ума в гестапо. А потом их расстреляли, тоже всех. И помогавших им сестёр Трещёвых тоже. И членов группы Галушкина — комсомольцев Петра Шевченко, Федора Бузина и Анастасию Руденко.

У Прасковьи Перекрестенко скрывались предгорисполкома Яков Цыпкин и секретарь Ак-Мечетского райкома Фёдор Павлов. Решив, что всех предал Ванька-Рыжий, Павлов выцарапал на потолке подвала: «Павлов, Цыпкин. Здесь скрывались 2 комиссара, но погибли от предательства Ваньки Рыжего — И.К.Гнеденко».

Он ошибался; два года и четыре месяца скрывала их Прасковья, до самого освобождения Евпатории 13 апреля 1944 года.

А алкоголик Иван Гнеденко, который, действительно, знал всех — и скрывавшихся, и помогавших, и сам активно помогавший нашим, ушёл из жизни, ничего не сказав врагам. Уходил он долго, около недели; работавшие с ним гестаповцы сначала методично переломали ему пальцы рук дверью, затем отрезали уши, нос, потом по очереди отпилили кисти рук, потом ноги.

PS. После войны Павлов самоназначился руководителем евпаторийского подполья. Его интригами Цыпкина исключили из партии, Прасковью Перекрестенко выселили из дома. На их защиту встали уцелевшие моряки и журналист «Известий» Ирина Дементьева. В 1969 году о десанте вышли первые публикации. Павлов отделался строгим выговором за фальсификацию, дом Перекрестенко вернули, Цыпкину предложили заново вступить в партию (от чего он категорически отказался, требуя восстановления, — но вскоре умер). А в 1983 году, незадолго до смерти, Прасковья Перекрестенко удостоилась персональной пенсии.

Практически никто из участников десанта наград за него не получил. Вероятно, награждён был только добравшийся до Севастополя матрос-спецотрядовец Алексей Лаврухин — медалью «За боевые заслуги».

В 70-е годы сотрудники музея предприняли попытку найти участников евпаторийского десанта. Откликнулось 86 человек из 740. Многие прошли тяжкий плен, зверства врага. Но большая часть батальона погибла в городе и захоронены на Красной горке и других местах.

На месте гибели тральщика «Взрыватель» 7 июня 1970 года открыли памятник. Стоит и памятник на месте высадки главных сил десанта. В 1988 году Евпаторийском краеведческом музее была открыта диорама, воспроизводящая события 5 января 1942 года. В 2006 году сотрудник Евпаторийского порта, краевед Дмитрий Дудник издал тысячным тиражом книгу «Евпаторийский десант» — найти её, увы, практически невозможно.

Но, пожалуй, самым известным памятником Евпаторийскому десанту стала песня Высоцкого "Черные бушлаты"

 

Просмотров: 60 | Добавил: brasilez9 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Copyright MyCorp © 2021